Previous Entry Share Next Entry
Владимир Груздев и блогеры. Стенограмма. Часть 1
irinamikheeva
Встреча проходила 3 ноября в одном из залов ТулГУ.
78 минут губернатор отвечал на вопросы более, чем 40 представителей блогосферы.

Дальше расшифровка диктофонной записи, которую я вела.
Заранее прошу прощения, если неправильно зафиксировала фамилии, имена, названия, аббревиатуры. Если что, пишите, поправлю.
Груздев: Здравствуйте, я попросил свою пресс-службу и людей, которые у нас занимаются связями с общественностью организовать встречу с блогосферой. Да? Так правильно называется? Или нет?

Литвинов: А что вы спрашиваете? Вы не знаете?

Груздев: Я честно скажу, что я не очень глубоко продвинутый пользователь. Вообще компьютером начал пользоваться не очень давно, лет 12 назад так активно, поэтому… всегда есть чему поучиться.
С учетом того, что у нас блогосфера сегодня занимает если не ведущее место, то точно самое активное, мне кажется, не повстречаться было неправильно. Тем более, что с редакторами газет ведущих мы встречались, с руководителями информационных агентств и рекламных изданий мы тоже встречались на регулярной основе. Поэтому было высказано пожелание, чтобы встретились, и я ответил на вопросы наиболее … перспективной что ли части информационного пространства. Давайте, пожалуйста, вопросы. Только говорите, как зовут.

Чигинский: Зовут Дмитрий, фамилия Чигинский. Никнейм chiginskiy. Во-первых, хотелось бы поприветствовать вас в стенах Тульского государственного университета.

Груздев: Спасибо.

Чигинский: Я аспирант университета. Хотелось бы вам сразу пожелать более активного ведения Твиттера.

Груздев: А я его не веду, кстати, еще. Вы считаете нужно более активно? Мне кажется… Это такая история…

*несколько голосов одновременно: Конечно! Да! Нет!*

Чигинский: В связи с этим сразу дам вам бейджик, он лежит на столе у вас. Зачем вести: вести для того, чтобы ближе быть к людям. Для того, чтобы рассказывать о какой-то своей должностной деятельности и какие-то свои мысли о жизни, о истории, историях, происходящих с вами. Для того, чтобы более активно общаться как раз с интернет сообществом, которое здесь представлено. Это как вступление. А как вопрос, который интересует меня как аспиранта кафедры строительство, строительные материалы и конструкции это наиболее актуальная сейчас тема, и на днях ее президент затрагивал, это тема строительства, как ни странно. Предложено уже много разных мер по решению этого вопроса, по жилищным проблемам: и ипотечная ставка 6%, и субсидирование ипотеки. Интересует ваше мнение, как можно решать проблему обеспеченности спроса – увеличения возможностей у людей брать ипотеку или строить самостоятельно. С другой стороны, какие меры в течение ближайших трех-пяти лет вы конкретно планируете принять по оптимизации строительства? Задача стоит – 1 квадратный метр на человека в год…

Груздев: Ну для нас она пока, честно говоря, очень тяжелая эта задача.

Чигинский: Как вы себе представляете общие планы на ближайшее время?

Груздев: Спасибо, Дмитрий Сергеевич. На самом деле, в принципе, конечно, стройка – это такой локомотив. Если вы заметили, первое направление по поддержке правительством России во время кризиса 2008 года, на начало кризиса, пошло на строительную отрасль, потому что там задействовано очень много людей. Во-первых, это денежный оборот. Но самое главное, что люди, несмотря на кризис, получают тот продукт, который им нужен сегодня. Потому что жилье нужно сегодня, а не тогда, когда вы на пенсию выходите. Конечно, хорошо, в том числе, когда уходя на пенсию, вы можете улучшить свои жилищные условия, но жить нужно всем сегодня вне зависимости от возраста, социального статуса и так далее. Что мы предусмотрели… Задача строить метр в год – это очень амбициозная задача. Это нужно строить 1,5 миллиона метров квадратных метров. У нас было задекларировано чуть больше 400 тысяч, но честно скажу, что когда мы начали смотреть качество документов, по которым как бы вводились эти 400 тысяч, на самом деле у нас в Тульской области вводилось чуть больше 150 тысяч жилья.

Чигинский: 160 по моим данным за 2010 год.

Груздев: Да, примерно 160 тысяч, хотя отчитались за 420 по-моему или 440 тысяч. Но это так… статистика. Что мы предусмотрели на следующий год. В целом, если вы посмотрите проект бюджета, он состоит в основном из программ. Мы постарались перейти к целевому финансированию и основная задача – это остановить снижение численности населения области. Сегодня мы теряем по 2% ежегодно на протяжении последних 20 лет. Основная цель – это поддержка молодых семей, поддержка многодетных семей, поддержка тех людей, которые проживают в ветхом фонде и которые нуждаются в переселении. У нас предусмотрено, по-моему, порядка пяти программ, все они направлены на получение субсидий на улучшение жилищных условий. Скажем, по многодетным – трое детей и более – у нас предусмотрена субсидия 30%, но если у вас шесть детей и более, значит, субсидия будет 90%. Но семья должна стоять на очереди, то есть соответственно они не должны быть обеспечены в соответствии с санитарными нормами тем объемом жилья, который требуется по законодательству.

Чигинский: Это поятно…

Груздев: Нет, не очень, давайте я до конца все расскажу. Я просто объясню, чтобы до конца было понятно. Если у вас семья, где шестеро детей и двое родителей, то есть 8 человек, и вы живете в 100-метровой квартире – это не значит, что вы обеспечены жильем. В случае, если вы будете жить в квартире, в которой менее 80 метров, то соответственно вы будете подпадать под понятие нуждающихся. Если мы вас субсидируем при приобретении жилья на 90%, то мы вас субсидировать будем, исходя из 18 метров на каждого члена семьи. Понимаете, да? То есть фактически на самом деле таких программ не было вообще.
Программа по предоставлению жилья лицам, которые проживают в ветхом жилье и стоят на очереди, но в этом году всего 60 семей смогут получить эту поддержку. И когда задаю вопрос руководителю Фонда: «А как вы определяете, кто получает это жилье?», он говорит: «Вы знаете, у нас есть общественники, они ведут эту очередь и нам фамилии дают». Мне кажется, это совсем непрозрачная схема, как минимум: может, кто-то очереди продает и так далее, а там субсидия до 70%. Поэтому по многодетным семьям будем оказывать поддержку, по молодым семьям. По молодым семьям у нас уровень поддержки до 30% – это семьи, в которых супруги в возрасте до 35 лет.

Чигинский: Владимир Сергеевич, это одна сторона вопроса. Это как раз обеспечение спроса, поддержка спроса…

Груздев: А без спроса вы не можете сделать, потому что опять же если проанализировать предложение, то предложение на самом деле достаточно широкое, а спрос низкий. И у нас для Тульской области определена цена Минрегионом 29 450 рублей за метр квадратный – это ориентир по какой цене должны принимать участие в государственных программах поставщики жилья, а рыночная цена у нас 32-35 тысяч.

Чигинский и другие: 40.

Груздев: Я хочу вам сказать, что 40, наверное, есть. Но там, где 40, оно не продается реально это жилье. Ну продается квартира в месяц, то есть это продажи фактически стоячие.

Чигинский: Это цены в новостройках.

Кто-то: В новостройках и если звонить по рекламе что-то узнавать, то цены 40-45 и выше. В Туле нет жилья, которое идет 33-35 или это вторичное жилье, хрущевки, в которых есть комнаты 15-16 квадратных метров плюс кухня от 3 до 6 квадратных метров.

Груздев: Да нет, я с вами согласен. То, что нужно предложение расширять, я согласен с вами полностью.

Чигинский: В этом вопрос: как вы планируете расширять предложение?

Груздев: Во-первых, у нас есть несколько площадок, по которым мы планируем комплексную застройку. К сожалению, немного, их всего две таких площадки. От точечной застройки мы точно будем уходить. Либо это должна быть реконструкция: условно говоря, если сносятся пятиэтажки, трехэтажки, то на их месте возможно строительство, но без увеличения объемов. Но, вы знаете, это же не только моя зона ответственности. Даже в большей степени не моя, а муниципалитетов. Поэтому здесь нам нужно программы просто сшивать. Ну и много выпущено документов, которые уже разрешили то или иное строительство. Что делать? Пересматривать, наверное, смысла не имеет, важно, чтобы это было завершено и соответствовало облику города. Но в целом сейчас городские власти Тулы готовят предложения, что они собираются делать в теми кварталами, из которых люди будут переселяться. Понимаете, все это жилье строилось с определенной нагрузкой. Вообще комфортная нагрузка это 10 000 метров жилой площади на гектар территории, больше 10 000 – это уже нагрузка тяжелая, то есть многоэтажные здания, в которых настолько большое сосредоточение людей, что жить не очень комфортно. Мне кажется, все равно эти коэффициенты нужно стараться соблюдать. Если уходить, то можно уходить только под землю при строительстве, скажем, тех же паркингов, но в городе практически подземных паркингов нет, то есть единичные дома, где есть подземные паркинги.

Чигинский: Основной вопрос в том, что мы хотим дешевле жилье. Можно, субсидировать дорогое жилье, по 40 тысяч за квадрат, а если строить больше, то соответственно…

Груздев: Нет, Дмитрий Сергеевич, давайте так. Я так скажу… Вы же аспирант?

Чигинский: Да.

Груздев: Если бы вы учились на экономическом факультете, то прекрасно бы знали, что инфляция гораздо лучше, чем дефляция, правда? Потому что ни один производитель не будет выпускать продукцию себе в убыток. И когда мы с вами говорим о некоей сложившейся цене, то, скажем, в Туле эта цена в 29 450 – это цена близкая к реальной себестоимости, я не говорю про сети, про какую-то коррупционную составляющую, я про реальную себестоимость. Если мы хотим как-то рынок развивать, то мы должны развивать его через конкурентные вещи, а уж точно не через административные.

Чигинский: Абсолютно верно.

Груздев: Но, условно говоря, с 40 тысяч на 33-35 мы можем опуститься, но на 25 тысяч рублей мы навряд ли сможем опуститься. Это маловероятно, потому что если вы посмотрите, какова себестоимость строительства, то 25 тысяч – это нереально, не будут строить. Поэтому субсидирование в данном случае, мне кажется, правильное направление.

Михеева: Владимир Сергеевич, можно чуть-чуть вклиниться?

Белов: Представляйтесь только, пожалуйста, коллеги.

Михеева: Да. Меня зовут Ирина Михеева. Первый вопрос: вас все-таки ждать в Твиттере или нет?

Груздев: Ирин, но вот смотрите, я честно скажу: если вести Твиттер, то нужно вести его самому. И реально Твиттер отнимает очень много времени. То есть, если проанализировать, у вас сколько «друзей»?

Михеева: 170, как-то так…

Груздев: Если 170, то да, а если 150 000.

Дмитрий: Там нет понятия «друга», там есть читатели. То есть меня читает 1170 человек, но времени у меня уходит 30 минут в день максимум.

Белов: Как вас зовут? Представляйтесь, пожалуйста.

Дмитрий: Да. Меня зовут Дмитрий *неразборчиво*.

Груздев: Знаете, сейчас не могу дать окончательный какой-то ответ, буду я его вести или нет, но если вести, но нужно однозначно самому вести, а не кого-то просить, чтобы за тебя писали, это совершенно точно.

ВикторПалыч: А в форме сайта?

Груздев: В форме сайта меня в большей степени устраивает, почему…

ВикторПалыч: Извините, что перебил. Вы знаете, когда Берлога была, там одно время приходил Володин. Мы дискутировали, потом встречались в центрально офисе «Единой России». Там были грандиозные планы, то есть договаривались встречаться через три месяца, каждый месяц и так далее. Потом, вы знаете, Володин ушел к Путину, и Берлога сдохла.

Груздев: Вполне естественно, что пользователи встречаются с теми, на кого интересно выйти, с кем возможно прямое общение. Честно говоря, я не был участником проекта Берлога ни как пользователь, ни как выступающая сторона. Пару раз заходил…

ВикторПалыч: Там дежурства были…

Груздев: Да, я знаю. А сейчас?

ВикторПалыч: Да, как Володин ушел к Путину, его сразу прикрыли этот проект.

Груздев: Надо посмотреть.

ВикторПалыч: Еще Журова писала в Твиттере…

Груздев: Поэтому Ирин, на самом деле, я так скажу, что надо созреть, но сейчас очень много времени занимает другое общение – живое общение с людьми. Я к вам сейчас приехал, до этого встречался с сотрудниками департамента здравоохранения. Ну просто перед тем, как назначать, я всех людей отсматриваю, знакомлюсь…

Глеб: Владимир Сергеевич, у меня как раз вопрос про здравоохранение. Можно?

Груздев: Да.

Глеб: Извините, что перебиваю.

Груздев: Да, пожалуйста. А как зовут вас?

Глеб: Меня зовут Глеб *незразборчиво*. Существует программа модернизации здравоохранения, в которой один из моментов – это оснащение *неразборчиво* средствами информатизации, программными продуктами. Хотел спросить, на сегодняшний день сложилась ситуация, когда с одной стороны согласно требованиям Минздрава все работы должны быть выполнены. С другой стороны, не смотря на то, что средства из федерального бюджета выделены, никто не приступил к работе.

Груздев: Информатизацию вы имеете в виду?

Глеб: Да.

Груздев: Глеб, там немножко по-другому. Хорошо, что вы в теме. Я только что этот вопрос обсуждал. На самом деле, деньги мы получили только неделю назад, поэтому, конечно, до этого никакие конкурсные процедуры мы проводить не могли. Там есть проблематика, что называется. Если хотите, давайте я вас состыкую с Артуром Контрабаевым. Еще раз говорю, я пользователь, я не очень глубоко в тематике, но есть проблема и разные поставщики… Знаете, я в общаюсь, я в большей степени администратор. Есть у нас крупные поставщики, там ЛАНИТ, КРОК, Ай-Би-Эс, я всех собственников и руководителей знаю лично. Я им позвонил вчера: «Хотите принять участие, оценить и посмотреть?» Но дальше они тоже, так сказать, граждане продвинутые, они же хотят меньшими усилиями бОльшую сумму получить. А вы, Глеб, где работаете?

Глеб: Группа компаний «Кредо-С». Это тульская компания. Готов вам сказать, что несмотря на то, что действительно федеральные деньги были выделены недавно, нами был реализован проект, который оснастил 25 *аббревиатура неразборчиво* области средствами записи по интернету. И кстати, я знаю, например, в Новомосковске вы, наверное, видели эту систему. Что вы думаете о том, чтобы можно было записаться к врачу через интернет?

Груздев: Это удобно, это правильно. Нет, это здорово, но когда у нас проникновение интернета в среднем по области меньше 30%, то мы должны приоритет все-таки кому отдавать? Поэтому приоритет бумажный все равно действует. Но когда действует бумажный приоритет, то опять нивелируется вся идеология по электронной записи. Сейчас у нас проблема в чем? В том, что, условно говоря, из одного врачебного заведения в другое врачебное заведение результаты анализов передать даже невозможно.

Глеб: Правильно. Именно поэтому мы предлагаем не заниматься кусочной автоматизацией…

Груздев: Глеб, именно поэтому мы предлагаем, работаем сейчас над тем, чтобы оснастить все. Я вам больше скажу, у нас даже почты в правительстве нету. Мы сидим кто на чем. Ну в основном там на mail-е или на gmail-е.

Глеб: Давайте мы сделаем. Мы готовы прямо завтра.

Литвинов: Вопрос о молодежи позволите?

Груздев: Глеб, телефон свой мобильный скажите, пожалуйста.

Глеб: 8-920-***-**-**

Груздев: Хорошо. Вам Контрабаев Артур сегодня позвонит. Мы на самом деле готовы взять на аутсорсинг, чтобы люди во-первых, нас проконсультировали, потому что еще раз говорю я не большой специалист.

Литвинов: Владимир Сергеевич, вопрос о молодежи позволите?

Груздев: Да.

Литвинов: Зовут меня Дима, фамилия Литвинов. Я корреспондент газеты «Молодой коммунар» и веду рубрику «Тусовка». Это единственное молодежное издание формата газета в газете, которое выходит в Туле. Я вам серьезно говорю: есть какие-то отрывочные сведения, а наша выходит всегда уже больше 10 лет. У меня вопрос о молодежи, которую я склонен в какой-то мере представлять, но о молодежи неформатной, неформальной. Так сказать, у нас есть системная и несистемная оппозиция, есть молодежь системная и несистемная. Вот системная молодежь – это те, кто состоит в общественных объединениях, организациях, вы с ними встречаетесь, с ними встречаются руководители городские. А вот с молодежью несистемной никто не встречается, она как будто брошена. Кто эти люди? Рокеры, рэперы, экстремалы, граффити, танцоры брейк-дансеры – их огромное количество. И этим людям тоже есть что сказать, есть что спросить, но они как-то всегда в стороне. У меня есть ощущение, что наши органы власти, кто за это отвечает, может быть, комитет по делам молодежи, они не очень в теме, кто эти люди, вообще не знают. Мне кажется, что это плохо. Я считаю, что нужно какую-то такую встречу организовать, послушать этих людей. Если коллеги не в курсе, я готов об этом подсказать.

Груздев: Давайте мы вас попросим, чтобы вы выступили организатором.

Литвинов: Я готов.

Груздев: Но я сразу хочу отреагировать. Важный вопрос, коллеги, действительно, потому что мамы разные нужны, мамы разные важны. Люди все разные, а моя задача как губернатора – максимально выстроить работу таким образом, чтобы она устраивала подавляющее большинство. Значит, в рамках подготовки «Русского марша», который намечен…

Литвинов: Это не эта тема.

Груздев: Нет, эта тема в том числе, потому что многие неформальные, так сказать, люди в том числе принимают участие в «Русском марше». Мы когда обсуждали эту тему, знаете, разные есть позиции. Мы посчитали, что запрещать ни в коем случае нельзя. То есть нужно наоборот начинать с людьми общаться. Но если люди хотят выразить свою позицию, важно, чтобы они выражали ее, не мешая другим. Мы посмотрим, как пройдет это мероприятие завтра. И мне кажется, что нам удалось найти, скажем так, взаимопонимание.

Литвинов: В Москве они ходят в Бирюлево. Может нам тоже где-нибудь в Мясново их пустить или на облбольнице, зачем по центральным улицам, по проспекту?

Груздев: Вы знаете, я с вами согласен, что есть разные точки зрения и можно так, можно эдак. Но мне показалось, что сегодня вместо того, чтобы не пущать и запрещать… Городские власти, которые обязаны принимать решения о проведении, так сказать, тех или иных действий вместе, кстати, с комитетом по делам молодежи нашим, они с организаторами встречались и много обсуждали. Поэтому если вы готовы организовать такую встречу, давайте.

Литвинов: Я готов подсказать просто лиц. Еще хочу сказать, что молодежь вот эта неформальная, она в общем-то…

Груздев: Это за вами тогда, Дмитрий.

Литвинов: Да, договорились. Молодежь неформальная они не так плохо организованы, или вообще не неорганизованы, как кажется. Потому, что ребята, например, те формальная молодежь, которые ездят просто, ну это неплохо, они выигрывают гранты на развитие. А эти ребята ни у кого ничего не просят, сами сбросились и выпустили первый сборник тульского хип-хопа просто на свои деньги. Выпустили тысячным тиражом, здесь покупается, продается, слушается, обсуждается. Поэтому от представителей рэп сообщества я вам передаю диск. Может быть, вы послушаете сейчас по пути. Таких дисков на самом деле много, они сами на свои денежки это делают, так что я думаю, что нам было бы интересно всем вместе пообщаться. Спасибо.




  • 1
  • 1
?

Log in