Previous Entry Share Next Entry
Владимир Груздев и блогеры. Стенограмма. Часть 2
irinamikheeva
3 ноября. Встреча Владимира Груздева с блогерами.
Аллахвердов: Можно вопрос? Аллахвердов Владимир. Дабы не рекламировать там свою организацию и тем, чем я занимаюсь, просто скажу: активный…
 
Груздев: Кстати, рекламируйте.
 
Аллахвердов: Ну… Человек с активной гражданской позицией, руководитель страхового агентства, член президиума Ассоциации молодых предпринимателей России Тульского регионального отделения. Значит, меня, если честно, сейчас удивляет то, что здесь собрались блогеры, но не задают вопрос насущный, который в принципе их должен всех интересовать. Дабы сейчас разбавить немножко обстановку и напряженность, которая сейчас все-таки ощущается в этом зале, я хотел бы процитировать руководителя департамента IT правительства Москвы, своеобразную его шутку. Он сказал: «Оказывается, определенное поколение чиновников все еще приходится учить самым элементарным азам работы на компьютере и объяснять, что Твиттер – это не венерическое заболевание». Ну это как бы его слова, шутка такая. Суть в чем? На сегодняшний день у нас, как мы видим, сделаны два интегрированных сайта – это сайт правительства и ваш сайт личный, да?
 
Груздев: Да.
 
Аллахвердов: На них есть Твиттер-трансляция с вашими… Да. Я уже кстати, довольно активно участвую, я внес там предложения по развитию Тульской области, оно активно поддерживается. Ну и обсуждаю в том числе предложения министерства, которые выложены туда. В частности по развитию парков. Ну, это сейчас я не буду говорить, что я там писал, смысл не в этом. Смысл в том, что этот сайт создавался…
 
Груздев: Кстати, вы про парки сказали. Мы договорились с Билайном, вроде как…
 
Аллахвердов: По Wi-Fi?
 
Груздев: Да, Wi-Fi они поставят в обоих парках, бесплатный будет Wi-Fi.
 
Аллахвердов: Это классно.
 
Дмитрий: А можно вопрос?
 
Аллахвердов: Я извиняюсь, можно я докончу, а потом вопрос, ладно? Я предложил сделать… Там я посмотрел план развития парка центрального, там не было зоны для пикников. В связи с тем, что очень плотная застройка в центе я предложил сделать зону для пикников, там поддержали меня, не знаю, отреагируют или нет. Так вот, суть вопроса в чем моя: сайты эти делались для того, чтобы члены правительства нашего нового могли активно общаться и давать обратную связь с людьми, правильно, насколько я понимаю?
 
Груздев: Да.
 
Аллахвердов: Но на данный момент кроме Артура Контрабаева я не… Ну, ему сам Бог велел, конечно. Но других, к сожалению, пока не видно. Я понимаю, что…
 
ВикторПалыч: Там Сергей Белов сегодня был.
 
Аллахвердов: А, был. Ну ему тоже как бы сам Бог велел, потому что ну как бы надо.
 
Белов: Мне кто только не велел.
 
Аллахвердов: Ну по профессии, я имею в виду, да. Я понимаю, что сейчас загружены все. Сейчас очень много у вас работы, но все же планируется ли присутствие руководителей министерств, департаментов, комитетов на этих сайтах? И планируется ли вообще своеобразная их интеграция в социальных сетях, для того, чтобы это был для них эффективный инструмент. То есть на примере Полтавченко: он вообще не общается в социальных сетях. В каком плане не общается: он не пишет ничего про свою жизнь, про то, что он сделал: покушал там, куда-то сходил. Нет. У него один твит: «Всем доброй ночи!», но при этом у него 500 твитов до этого, отвечающих на проблемы, на вопросы жителей ну теперь уже Питера. Он губернатор, да? То есть хотелось бы, чтобы члена правительства, во-первых, проявляли все-таки активность на сайте. Я так понимаю, он еще в стадии доработки, когда он доработается. Это раз. А во-вторых, все-таки чтобы они зарегистрировались хотя бы в том же Твиттере, и к ним адресно можно было бы обратиться, потому что на сегодняшний день вообще очень мало онлайн-приемных своеобразных, да, и очень сложно достучаться до кого-либо. Я просто знаю по своему личному опыту, ну неважно опять же какому…
 
Груздев: Мы знаете, о чем договорились? Мы договорились о том, что раз в неделю будет обязательно видеоконференция часовая, скажем, моя и остальных членов правительства – у нас их 20 человек. Соответственно по часу будем отвечать. Форму предусмотрели следующую: видеоконференция, вопросы к которой можно будет присылать на сайт и онлайн те вопросы, которые приходят либо по Твиттеру, либо на сайт. Члены правительства будут отвечать. Так мы предусмотрели. Сейчас запустим… Честно скажу, сейчас очень много работы, потому что реально идет перезапуск всей системы, и очень важно, чтобы сама система в общем-то не встала, а продолжала работать.
 
Аллахвердов: Да-да-да.
 
Груздев: Планируем вот такую историю запустить. Честно говорю, что, скорее всего, запустим с 5 декабря после выборов. Сейчас…
 
Аллхвердов: … не до этого.
 
Груздев: Реально много работы. И бюджет. До 1 декабря мы должны полностью сформировать правительство, 100-процентно. То есть тех людей, которые не попадают, мы должны с ними все процедуры соблюсти, уведомления выдать и так далее, и тому подобное.
 
Аллахвердов: Просто еще раз повторюсь. У нас есть удачный пример в Тульской области – это Авилов, наш мэр. Он очень удачно использует Твиттер. То есть, когда выезжает в город, прям: «Пишите мне проблемы! Какие проблемы?» и прям объезжает. Было бы великолепно, если бы кто-то там, например, министр здравоохранения говорил: «Пишите, какие проблемы на сегодняшний день в здравоохранении».
 
Литвинов: Штаб Тулы есть для этого.
 
Аллахвердов: Штаб Тулы – это такой пока еще не особо…
 
Груздев: Я отвечу вам, что это, наверно, здорово, но если бы они еще своевременно дворы бы делали…
 
Аллахвердов: Согласен.
 
Груздев: … за которые приходится отвечать мне, а не ему.
 
ВикторПалыч: У меня асфальт снесли 2 месяца уже на первой *неразборчиво* и на второй снесли.
 
Груздев: Поэтому это вопрос…
 
Аллахвердов: Я не говорю об общей компетенции, а именно по поводу Твиттера.
 
Груздев: Вы понимаете, ведь важно,  чтобы ты сначала общую компетенцию выполнял, а потом, так сказать, в свободное время мог общаться и реагировать на точечные проблемы, которые есть. Но есть системные вопросы, когда мы 30 марта получили деньги на дворы. Евгений как раз с этого времени работает мэром города. То есть к Самылину чуть меньше претензий. Но если они с 30 марта деньги эти получили, то почему процедуру только в июле запустили?
 
Аллахвердов: Ну да.
 
Груздев: Хорошо, даже если процедуру запустили в июле, то сейчас-то в чем проблема? Я согласен там, мы с ним разговаривали, и он как раз говорит, что мы качественно хотим чтобы эти работы были выполнены. Это хорошее пожелание, но важно, чтобы…
 
ВикторПалыч: Расстояние, смотрите, большое. Сносят, да, и проехать практически невозможно. И только через 2 месяца, через 2 месяца только начинают делать.
 
Груздев: Ведь так практически во всем.
 
ВикторПалыч: Вот щебенку насыпали и опять… Бордюры положили, и опять…
 
Груздев: Хорошо, что вы со мной в Белеве не были. Я вообще хочу сказать, что очень сильно разочарован, потому что мы были с тем же Авиловым сейчас в Великом Новгороде и, честно скажу, там нормальные условия жизни, нормальные дороги, нет пробок, нормальные дворы, в великолепном состоянии кремль, в великолепном просто состоянии. По-разному можно относиться, но там комфортно. А приезжаешь к нам в любой районный центр, то просто… Если бы вы видели, как с нами общаются жители, то честно скажу, такое впечатление, что 20 лет вообще никто не занимался, вообще! Там, понятно, что не все сделано Сергеем Митиным, и до него там работал, делал что-то. Понятно, что к руководителю всегда можно предъявить того или иного рода претензии, к любому человеку. Но там что-то делалось. А здесь, куда ни приедешь, ничего не делалось. А в Ефремове какая атмосфера? Ни одного дома не строится. Представляете? На 70-тысячный район один дом у них, по-моему, в прошлом году вводился и все. Один! Причем это город, который стоит в двух километрах от трассы М4.
 
Аллахвердов: Это прискорбно.
 
Груздев: У меня очень печальное впечатление после поездок и самое главное – нет механизма. У нас на следующий год больше 4 миллиардов рублей мы будем тратить на дороги, но у нас некому поручить, некому сделать. Или 250 миллионов выделили на дворы, а делать некому. Нету инфраструктуры, кто бы готов был взяться и начать.
 
Аллахвердов: Из других регионов давайте звать.
 
Груздев: А как из других регионов? Слушайте, во-первых, это всегда дороже. Во-вторых, вы всегда должны разместить людей в нормальных условиях, они же не в конуре должны жить.
 
ВикторПалыч: У нас весь двор перекрыли, ленточки повесили, и два месяца… асфальт снесли, ленточки повесили и ушли.
 
Груздев: Я еще раз говорю: у меня подход очень простой – важно, чтобы любой человек, который берет на себя те или иные полномочия, чтобы его компетенция в прямом и переносном смысле этого слова, персональная и служебная компетенция, чтобы они их исполняли. А все на площадку садятся и дальше ничего не происходит. Почему? И все чего-то ждут. А мы вот написали письмо. Ну хорошо, написали письмо, а что дальше-то? Ладно, не скучайте. Вот молодой человек давно держит руку, давайте!
 
Карасев: Владимир Сергеевич, я являюсь представителем большого блогинга…
 
Груздев: Вас как зовут?
 
Карасев: Сергей Карасев. …с большими текстами и большими фотоотчетами. У меня вопрос не про политику, больше про жизнь города Тулы и от представителей заводчиков собак города Тулы. У нас есть представитель Илья Петров, который против того, чтобы собаки вообще были в Туле, потому что они гуляют и кусают всех. Но вот у нас есть постановление, если я не ошибаюсь, от 1996 года города Тулы о том, что в каждом районе должна быть площадка для выгула собак. Это действительно здорово, потому что мне некуда пойти выгулять свою собаку. А в данный момент в городе нет ни одной площадки, где можно было бы выгулять своего питомца. Причем у нас есть парк центральный, как известно, где с собаками гулять нельзя. Мы как бы закон не нарушаем. Но на территории парка есть, собственно говоря, клуб кинологический, который существует там достаточно давно. И там с собаками тоже гуляют, причем членам клуба там гулять можно, не членам клуба там гулять по факту нельзя. Хотелось бы спросить, будет ли в следующем году, планируется ли в бюджет закладывать какие-то финансовые возможности для того, чтобы выделить какие-то земли…
 
Груздев: Сергей, ну вы же как раз правильно говорите, что, во-первых, есть постановление города Тулы, то есть это компетенция в чистом виде местных властей, поэтому надо воспользоваться тем, что Евгений Авилов доступен. Поэтому прям напишите ему сейчас в Твиттере. И давайте посмотрим, заложили они или нет что-то на следующий год.
 
Зверева: А можно вопрос в продолжение?
 
Груздев: Да, пожалуйста.
 
Зверева: Я первый раз на такого рода встречах. Являюсь представителем инициативной группы «Дай лапу!». Мы пока еще люди, не организованные ни в какой фонд помощи или организацию. Мы занимаемся бездомными животными.
 
Груздев: А вас зовут как?
 
Зверева: Меня зовут Яна. Если вы заметили…
 
Груздев: Зверева, да?
 
Зверева: Зверева Яна, да.
 
Груздев: Вот видите, я даже догадался, и фамилия, кстати, тоже…
 
Зверева: Да, сопутствует. У нас в городе в принципе очень много бродячих животных и всего один приют на всю Тулу.
 
Карасев: Который, кстати, не финансируется ни городом, ни областью.
 
Зверева: Да, он в принципе является частным, в котором по большому счету вмещается очень мало животных. И я являюсь представителем небольшой массы людей, которые просто подбирают несчастных бездомных кошек и собак, на которых никто просто не обращает внимания, выхаживает, прививает, стерилизует, раздает потом в хорошие руки, следит за дальнейшей судьбой, дабы их не выкинули дальше. И меня волнует такой вопрос: вообще у нас как бы заложены хоть какие-то деньги на финансирование приютов новых? Потому что, насколько я знаю, в 2006-2007 году у нас пытались рассчитать расчетно-сметную документацию по приюту, там составляло порядка 11 миллионов рублей, но как бы дальше ничего. И опять же тот же самый приют, который у нас сейчас есть, например, я о нем совершенно не знала, вот узнала совсем недавно. У нас никак не освещается проблема эта ни в средствах массовой информации. Нет, у нас освещается массовое убийство – отстрел – собак, который производится у нас в городе, причем посреди белого дня на глазах детей в детских садах. И больше никто у нас не знает, что делать с собаками, куда их везти, с кошками, если они заболели, если с ними что-то случилось. У нас некуда пристроить тех же самых животных, пока люди уезжают в тот же самый отпуск. Вот только сейчас у нас начали появляться такие места. И у нас есть предложения, есть идеи, есть… Как всегда, нет средств и возможностей. И, скажем так, пути решения – создать приют достаточно большой, чтобы отдельно содержались больные и здоровые животные. Чтобы об этом приюте знали в массах. Чтобы параллельно в этом приюте создать как бы, скажем так, гостиницу, что бы позволило получать дополнительные какие-то средства на существование этого приюта…
 
Груздев: Яна, давайте я. Во-первых, Сергею я отвечал на вопрос. Это все-таки компетенция местных органов власти. Я не уверен, что нужно создавать приют обязательно в Туле. То есть это могут быть и другие районы области, где может размещаться этот приют. Связано это в том числе и с тем, что у нас не так много территорий осталось.
 
Зверева: Знаете, я с вами не соглашусь. Не то, чтобы не соглашусь, но у нас есть заброшенные стадионы…
 
Груздев: Но они очень часто имеют своих собственников. Например, кинотеатры брошенные стоят, но они все имеют собственников.
 
Зверева: Это понятно.
 
Груздев: Сейчас я вам отвечу. В ближайшее время Государственной думой будет принят закон, я думаю, уже в ноябре месяце сразу, он быстро пройдет, который мы обсуждали с Владимиром Владимировичем. Это законопроект, который будет регулировать правоотношения между властями и собственниками домовладений, помещений и так далее, о так называемой прилегающей территории. Вот мы всех этих нерадивых собственников, наконец, будем в порядок приводить. Сейчас стоит кинотеатр «Пионер», понятно, у него собственник. Денег у собственника нет, ну вот он стоит закрытый – ни нашим, ни вашим, что называется. Ждет, пока продаст его. Сам реконструировать не хочет, или не может, ну и… как собака на сене. Причем вокруг себя еще и не убирает ничего. Поэтому обязанности такие появятся.
Что касается непосредственно приюта для питомцев наших, то это проблематика важная, но у нас дефицитный бюджет, и мы не рассматривали этот вопрос, нам денег на людей, честно говоря, не хватает.
 
Зверева: А вот это проблема уже людей, потому что у нас десятки людей обращаются укушенные и как бы пострадавшие от животных…
 
Груздев: Я с вами согласен, Ян.
 
Зверева: А у нас деньги выделяются на стерилизацию? Потому что, насколько я…
 
Груздев: Ян, но нужно ли это в Туле? Может, это организовать в тех районах, в которых у нас этих возможностей больше, где территория больше, где рабочая сила дешевле? Необязательно же это в столице, да?
 
Зверева: Просто больше такая проблема стоит именно в больших городах, потому что уезжаем в деревню или тот же самый районный город, там нету столько домашних животных.
 
Груздев: Это понятно, вполне естественно.
 
Зверева: Там больше частного сектора. А здесь проблема стоит остро с тем, что у нас куча покусанных людей, опять же инфекции и все остальное, и с этим никто не борется.
 
Литвинов: К Евгению Васильевичу.
 
Груздев: Яна Юрьевна, это Самылин Олег Константинович и Авилов Евгений Васильевич. Это к ним вопрос.
 
Дмитрий: И все-таки, может быть, вернемся в сторону интернета? Потому что была фраза, что в тульских парках будет интернет.
 
Груздев: Да.
 
Дмитрий: А нужен он там? Это первый и главный вопрос. Может быть, мы сделаем интернет в Тульском государственном университете, в педе. Я, например, студент Тульского государственного университета.
 
Груздев: Вы знаете, я уверен, что нужен. Потому что после того, как в парке Горького установили интернет, бесплатный Wi-Fi, причем его сделали там точечный, определили места, а мы как раз накроем практически весь парк вот этой программой, то качество посетителей даже изменилось.
 
Карасев: Да, и скоростной.
 
Груздев: Нормальную скорость поставим.
 
Кто-то: И скамеек.
 
Груздев: И скамеек поставим. Но проект по реконструкции парков пока еще не утверждали.
 
Аллахвердов: На сайте можно обсудить.
 
Михеева: А можно еще один скоростной вопрос, очень короткий?
 
Груздев: Да.
 
Михеева: Когда недавно давал Дмитрий Медведев большое трехчасовое интервью, он говорил о том, что будет увольнять чиновников, которые слабо проявляют себя в интернете, неактивны. А за что будете увольнять чиновников вы? Вы же сказали, что год фактически все ваше правительство на испытательном сроке.
 
Груздев: До года, да.
 
Михеева: Хорошо, до года.
 
Груздев: Да, это правда. Вы знаете, прежде всего, увольнять нужно, избавляться от тех людей, которые плохо свои обязанности исполняют. Причем многие сотрудники бывшей администрации заточены именно на процесс. Ну вот я бумагу отправил, письмо написал. Ответ получил? Ну еще 30 дней не истекло. Я говорю: «Звонить пробовали?», мне: «Ну я же письмо написал». И так далее. Поэтому нужно избавляться от людей, которые манкируют своими обязанностями – это самое страшное. В чиновниках не должно быть людей равнодушных. Все проблемы, которые у нас есть, в том числе проблемы дворов и так далее, – это проблемы от того, что четко не выстроен функционал. Когда вы приходите в коммерческую структуру любую, там если не заработал, то, извините, зарплаты не получил – принцип такой. И многие из вас точно так же живут, да? Не заработал, значит урезаете свои расходы, свои хотелки. А когда приезжаешь в районы, там говорят: «У нас денег не это не хватает, на это не хватает, на это не хватает». Спрашиваю:
– Зарплату педагогам дошкольных учреждений подняли?
– Подняли.
– На сколько?
– На 10%.
– А себе на сколько?
– Себе на 20%.
Тогда себе не поднимайте, им лучше на 30% поднимите, потому что у вас зарплаты в 10 раз больше, чем у них.
 
Уралова: Владимир Сергеевич, можно вопрос задать? Ирина Уралова, специалист по подбору и адаптации персонала. Последние лет 10-15 происходит активный отток профессиональных грамотных специалистов в сторону столицы Москва. Мы близко, поехали, работаем.
 
Груздев: Да.
 
Уралова: Первый вопрос: что привлекло вас в работе на тульской земле? И как сделать так, чтобы хорошие грамотные специалисты к нам возвращались.
 
Дмитрий и Михеева одновременно: Или хотя бы не уезжали.
 
Груздев: Вопрос, на самом деле, простой. Комфортность. Тем более, что когда вы проживаете близко к столице, это большой плюс в том числе для вас. Вы всегда можете поехать по каким-то своим вопросам, делам. Ну я не знаю, если не хватает вам театров, которые есть у нас, можете поехать в Москву. Когда вы живете в Томске, там гораздо сложнее.
 
Уралова: У них выбора нет.
 
Груздев: Да. Но в Москве жизнь совершенно другая и иногда даже назвать ее жизнью сложно. Иногда это очень быстрый такой процесс, бесконечный. Здесь моя задача – постараться выстроить отношения таким образом, чтобы сделать комфортными условия проживания. Комфорт во всем заключается: доступное здравоохранение, детский садик, школа, быстро добраться до работы, чтобы на это не уходило много времени, нормальные дворы, места отдыха, куда можно пойти погулять. То есть обычная нормальная история. И ведь очень многие люди не готовы, потому что Москва сегодня – это реально очень тяжелый город. Многие люди, особенно люди старшего возраста, им там жить сложно. Поэтому если мы создадим нормальные условия жизни здесь… Да и вообще если смотреть на мегаполисы крупные, то это все в принципе одна большая территория, только места для жизни, для работы. И потом, многие вещи все равно сейчас из Москвы будут уходить. Смотрите, центр обработки данных у нас делает Сбербанк, в следующем году он откроется – две с половиной тысячи рабочих мест.
 
Кто-то: Центр обработки данных будет в Туле?
 
Груздев: Да, в Туле. И это не только потому, что выгоднее. Понятно, что рабочая сила стоит здесь дешевле, чем в Москве. Но еще и потому, что все понимают: содержать в Москве дорогостоящих специалистов тоже становится невыгодно.
 
Уралова: Пермский край пригласил на работу Артемия Лебедева – это тоже в общем популярный персонаж в среде интернета. Он делает классный дизайн города. Может быть, мы тоже можем сделать что-то подобное?
 
Груздев: Я не уверен, что Артемий Лебедев может сделать что-то… Ну не знаю, не буду оценивать. У Валеры Чиркунова много разных идей. Можно, но мне кажется, что нужно отталкиваться все же от главного. У нас есть стратегия развития области. Мы сейчас начинаем ее корректировать. Она была пару лет назад принята, но, к сожалению, по ней никто не жил. То есть она вроде как для отчета в Москву всех устраивает, но в реальности бюджет никакого отношения к стратегии не имел. Поэтому сейчас выложим ее, выложим программы, которые министерства на 5 лет подготовили, в том числе чтобы вы их пообсуждали. Ну не только вы, а вообще все, кто хочет пообсуждать. И дальше мы ее откорректируем. В рамках этой же стратегии мы посмотрим, что нужно сделать.
Но совершенно точно, что у нас в Туле, например, нет точки притяжения, то есть нет места отдыха, куда бы все хотели прийти. А в принципе во всех областных центрах, да и не только в областных центрах, в нормальных городах такие места есть. Так сложилось, что здесь пока этого нет. Задача, которую и Авилов, и Самылин понимают, у нас с ними в этом смысле одинаковое понимание, что это место нужно делать. Сейчас вопрос, в том числе финансирования, сроков, ну и оценки исторических всех возможностей… Посмотрим.
 
Кто-то: Вы про реконструкцию набережной, да?
 
Груздев: Как один из вариантов. У нас не только реконструкция набережной, но и реконструкция кремля, потому что без кремля набережная тоже до конца не работает. Скажем так, это общая проблематика развития центральной части города.
 
Роман: Владимир Сергеевич, а когда будет реализован проект набережной? Есть какие-нибудь идеи, сроки?
 
Груздев: Пока нет, пока сроков четких назвать не можем. Пока есть некие прикидки, которые мы начали делать, но сроков пока нет.
 
Роман: А вообще будут какие-нибудь проекты, чтобы поднять внешний облик Тулы, имидж, для туризма?
 
Груздев: Да. Мы сейчас начали собирать… такой у нас есть проект под рабочим названием «Бренд Тульской области»… Начали собирать информацию, ведь очень многие сами не знают о своей территории. Хочу сказать, что вот столько уже собрали печатного текста – страниц 15-20. Поэтому предлагаю, Андрей Мазов здесь, Андрей, давай запустим рубрику «Бренды Тульской области», пускай люди напишут.
 
Мазов: Про бренды?
 
Груздев: Да. Ну я не знаю, условно говоря, белевская пастила, филимоновская игрушка. Самовары, понятно, без самоваров мы никуда. Но сегодня когда спрашиваешь рядового россиянина, с чем ассоциируется у него Тульская область.
 
Вронская: Оружие?
 
Груздев: Даже нет, мне кажется, сначала самовары, пряники и Ясная Поляна еще, а оружие в меньшей степени. Кстати, вы, например, знаете, что тот же Калашников, он туляк.
 
Несколько людей одновременно: Конечно.
 
Груздев: Или, например, что Матрона Московская из Села Себино Тульской области. А это село, я там был, у батюшки спрашивал, село-то маленькое – осталось всего 25 человек там жить. А из вас кто-то был в этом селе Себино? Нет? Понимаете, даже внутреннего туризма нет, внутриобластного, не говоря уже про федеральный. А многие же этого не знают. Хотя попасть к мощам Матроны Московской в Москве, если вы захотите за один день, вы не попадете, это нереально. Это самое посещаемое место в столице.



?

Log in

No account? Create an account