Previous Entry Share Next Entry
Владимир Груздев и блогеры. Стенограмма. Часть 3
irinamikheeva
3 ноября. ТулГУ. Встреча Владимир Груздева с блогерами.
Вронская: Я хотела как раз в продолжение…
 
Груздев: Как зовут вас?
 
Вронская: Юлия Вронская. Я хотела в продолжение брендов и Ясной Поляны. Я работаю в Ясной Поляне. Но сначала я бы хотела вам сказать точку зрения, отличную от всех сидящих: не идите, пожалуйста, в Твиттер и социальные сети. Потратьте полчаса этого времени в день на то, чтобы подумать и на живое общение. Мы со своей стороны постараемся поднять и как-то расшевелить блогосферу, вы попытаетесь сделать это в реальном пространстве.
 
Груздев: Спасибо, Юля.
 
Вронская: То, что я хотела сказать, как в жизни бывает, то, что мы дошли до культуры через очень много вопросов про политику и медицину.
 
Груздев: Политику, кстати, вообще не обсуждали.
 
Михеева: Давайте обсудим.
 
Груздев: Да.
 
Вронская: Я хочу задать вопрос. Здесь есть три представителя, Катя Маклинова, Алена, которые в прошлом году курировали и в этом году акцию «Блогер против мусора». Слышали ли вы что-то про эту акцию?
 
Груздев: Ну…
 
Вронская: Потому что иногда создается впечатление, что в блогосфере мы сидим в собственном соку, и это не выходит ничего наружу. И очень хочется, чтобы мы делали что-то в блогосфере, но у нас был какой-то выход на реальное. Не помогайте нам в блогосфере, мы там все сами сможем сделать, помогите нам как-то в реальном пространстве. Значит, не слышали, теперь мы понимаем свою ошибку.
И второе, что я хотела сказать: планируется большая российская акция «Библионочь». На следующий год по всей России планируется провести очень необычные интересные мероприятия в библиотеке для того, чтобы поднять уровень чтения, привлечь внимание к библиотекам, может быть, сделать библиотеки теми точками в городе, в которые приходили бы люди. Но для этого их нужно сделать современными, опять же интернет и так далее. Ясная Поляна в моем лице взялась координировать «Библионочь» в Тульской области. В блогосфере мы сможем привлечь к ней внимание. Нам очень нужна помощь привлечь внимание к акции «Библионочь», к чтению книг в пространстве города. Нам нужна возможность иметь социальную рекламу на банерах. То же самое касается акции «Блогер против мусора».
 
Груздев: Пожалуйста. Мы уже договорились, и город выделил нам 20 мест на постоянной основе, на которых будет размещаться социальная реклама. Если вы заметили, наверное, «Сильная армия – сильная Россия»… Почему это висит: потому что сейчас идет призыв в вооруженные силы…
 
Вронская: К кому можно обратиться, чтобы получить это место?
 
Груздев: У нас сейчас 20 мест, правильно?
 
Белов: Побольше.
 
Груздев: Чуть больше. Вот можно к Белову Сергею обратиться. Мы просто можем получить, условно говоря, лист заявок, вопрос только в стоимости печати и размещения. То есть размещение бесплатно предоставляется, а печать и сама работа по размещению…
 
Вронская: Понятно, да. Спасибо. И вопрос вдогонку к проекту «Библионочь»: как вы относитесь к тому, что нужно читать…
 
Груздев: Читать нужно обязательно…
 
Вронская: Что вы прочитали из художественной литературы за последний год?
 
Кто-то: Из журналов, может быть?
 
Груздев: Журналов читаю много, на самом деле.
 
Вронская отвечает на чей-то вопрос: «Библионочь» – это акция для того, чтобы люди потом ходили туда днем.
 
Кто-то: Что там будет?
 
Вронская: Есть, например, тульская группа *неразборчиво*, которая будет исполнять, скорее всего, строчки Хармса под свою музыку. Пропаганда чтения. Будет спектакль «Игра в Пушкина» молодежной театральной студии «Мюсли». Пропаганда чтения в игровой веселой форме.
 
Кто-то: Ответьте, пожалуйста, на вопрос: что вы читаете?
 
Груздев: Вы знаете, в основном читаю журналы, много читаю всевозможных аналитических статей в разном виде, в том числе, в электронном. Сюда [в планшетник] тоже закачал большое количество книг, но, честно скажу, до книг пока руки не доходят.
 
Кто-то: А про блогосферу, блоги вы читаете?
 
Груздев: Нет.
 
Кто-то: Вообще никакие?
 
Груздев: Нет. Объясню, почему. Реально просто не хватает времени.
 
Кто-то: То есть только время?
 
Груздев: Времени, в большей степени времени не хватает. И потом, когда у вас есть возможность прочитать, скажем, уже подготовленные статьи в журналах, вы можете выбрать любые журналы… Я читаю от экономических, от «Эксперта», The New Times тоже читаю. То есть много читаю всевозможный историй. И просто когда вы соотносите, то вы получаете реальную картину. Или, скажем так, ведь никто не обладает правом на монополию на истину.
 
Кто-то: Я как раз к этому и клоню.
 
Груздев: Вы знаете, у нашего владыки Алексия, когда мы первый раз с ним встречались, познакомились. Так получилось, мы с ним земляки – я из поселка Болшево Московской области, а он из Загорянки. Ну это два. На электричке сначала Болшево, а следующая остановка Загорянка. Так сложилось, что мы с ним с одной территории практически. И я его спросил: «Владыка, как вы пришли в религию?» У него простые родители, совсем простые. Отец – рабочий, мама тоже всю жизнь работала. «Ты знаешь, – говорит. – Я в религию пришел, читая между строк». Читал партийную политическую литературу, тогда еще классиков марксизма-ленинизма и советскую пропаганду и между строк приходил к религии. Религиозной литературы не было практически никакой и вот получилось от обратного, что называется. В религию пришел от обратного. Примерно такая же ситуация сегодня происходит.
Когда вы читаете блогосферу, интересно иногда зайти посмотреть чью-то точку зрения. Но ведь часто люди же увлечены какой-то историей, а когда ты увлечен, ты тоже можешь заблуждаться и еще втягивать большое количество людей в это заблуждение. Но по-любому хорошо то, что есть возможность высказывать свою точку зрения. И если тебе интересно, ты читаешь, если нет, пожалуйста, ты читаешь другие какие-то истории.
Но читать надо, я согласен. Причем детей своих заставляю читать вслух. Это правильно. Потому, что когда читаешь вслух… Вы же сейчас и читаете, и пишете, и слушаете – все сразу у вас происходит, настолько много информации получаете. Некоторые исследования показывают, что сегодня человек в день получает столько же информации, сколько за всю свою жизнь получал 300 лет назад. Поэтому мозг нужно свой беречь.
 
Аллахвердов: Эволюция.
 
Груздев: Эволюция, да. Пожалуйста.
 
Беляев: Я хотел задать по поводу облика города. Значит, насколько я знаю, и, наверное, все знают, вы были на Тульском экономическом форуме, да? Который проходит ежегодно.
 
Груздев: Да. Вас зовут как?
 
Беляев: Александр Беляем. Четвертый был. И, значит, там присутствовала одна сотрудница транснациональной компании Cisco. Кто не знает, значит, я скажу, что это компания, которая разрабатывает и продает различное сетевое оборудование. Она провела очень интересную, на мой взгляд, презентацию по системе «Умный город». Значит, эта система призвана снизить различные расходы по отношению ко всему городу. Вы знаете, наверное, да?
 
Груздев: Ну там разные существуют программы.
 
Беляев: Проблема пробок, чтобы движение отслеживать, даже медики тоже это предлагают. Вроде бы как прозвучало, что, возможно, это будет реализовываться в Туле. Я хотел бы спросить, это будет реализовываться или нет.
 
Груздев: Да, конечно, будет реализовываться, но не факт, что именно эта программа.
 
Беляев: А тогда когда? Потому что, насколько я помню, там она говорила о том, что 8-10 лет требуется на это развитие.
 
Груздев: Вы знаете, вообще все развитие государства оно сейчас происходит и снизу, и сверху. Федерация посредством федеральных программ подталкивает регионы и муниципалитеты к участию в этих программах и развитию своих территорий. Например, опять же возвращаясь к тем же дворам, это тоже федеральная программа – больше двух миллиардов выделила федерация денег на не свои полномочия. Но федеральное правительство прекрасно понимает, что денег у муниципалитетов на эти вещи сейчас не хватает, поэтому принимаются такие программы. Точно такая же история – это 185 закон с Фондом содействия развитию ЖКХ. Программу придумал Владимир Путин лично, он об этом еще раз напомнил. И эта программа изначально начиналась, когда проходило банкротство компании «Юкос», помните, тогда с аукциона продавались активы, деньги поступали в бюджет и спрашивали, куда были потрачены эти деньги. Это одно из направлений. Тогда была начата программа по реформированию ЖКХ, но эта программа существует, и я надеюсь, что она будет существовать и дальше, потому что без этих денег федеральных мы решить эти проблемы не можем, особенно муниципалитет. Но эти программы сразу притягивают к себе остальные деньги. Допустим, тот же 185 закон: часть денег федеральных, часть – региональных, часть – муниципальных и, что самое важное, там немного – 5% – но денег граждан. Почему важно, чтобы люди свой рубль внесли? Потому что когда ты внес свой рубль, ты прекрасно понимаешь, что вот сюда ты вложил, что называется, свое кровное. Я могу привести пример. Вот университет, в котором мы с вами находимся, здесь есть бассейн. Сейчас у нас запущена новая программа федеральная – это бассейны при вузах. Но так сложилось, что вузов у нас с вами два: политехнический и педагогический. Мы подали обе заявки, чтобы нам построили и в одном, и во втором. Пускай здесь будет даже второй, но при этом университет будет участвовать в софинансировании строительства. Регион, Федерация и мы. Пока программа не утверждена, мы дали заявки на два бассейна. Но пользоваться этими бассейнами будут не только студенты, понятно, что и жители смогут по утрам и вечерам пользоваться. Но что самое важное, университет за счет своих внебюджетных источников тоже выложит свои три копейки и будет за своим имуществом присматривать. Это очень правильно, вот так и должны действовать. Поэтому когда вы задаете вопросы по программе «Умный город», приюту для животных, понятно, что это не федерального уровня программы, а в большей степени местного и с участием граждан и региона, важно такого метода решения принимать. Таким образом мы вовлекаем большое количество людей.
У нас по закону, ребят, мы можем проводить референдумы о так называемых самовложениях. Это когда граждане принимают решение большинством голосов, например, о восстановлении колокольни на территории Тульского кремля. И принимается решение по 500 рублей, условно говоря, с каждого жителя Тулы, ну или по 100 рублей. Если большинство на референдуме голосует за то, чтобы принять это решение, то это решение становится обязательным для всех. У нас, вы думаете, хоть в одном муниципалитете хоть одно подобное решение было проведено? Хоть вообще кто-нибудь из глав районов знает о том, что можно проводить такие решения? Нет, никто. И никогда ничего не проводилось. И никогда ничего не выносилось на обсуждение.
И вот основная проблема… Я уже должен ехать. Потом девушке в конце дам задать один вопрос. … И основная проблема в том, мы сейчас ездим по районам, люди возмущены тем, что с ними просто не разговаривают, не пытаются даже выслушать. Получается, что власть сама по себе, а жители сами по себе, так и живут. Мне кажется, это совершенно неправильно. Когда ты начинаешь с людьми разговаривать, то многие твои предложения на них люди нормально реагируют. Они готовы принимать участие. И их надо формализовать. Потом посмотрите, большинство вопросов, которые вы сегодня задаете, они касаются города, жизнедеятельности муниципалитета. То есть вас волнуют те вопросы, с которыми сталкиваетесь каждый день. Это не наша компетенция, не компетенция региональных властей, но мы понимаем, что если скажем: «Так, ребята, это не наше», – то вас этот ответ не устроит. Раз пришел к вам представитель власти, то он должен уметь ответить на все вопросы. Заставить власти можем только через программу. Выделили сейчас из областного бюджета 232 миллиона рублей на совместное финансирование. Мы дали 232, а муниципалитеты всего 15 миллионов на асфальтирование дорог муниципальных. Но если в Туле ситуация еще более или менее нормальная, то во многих районных центрах просто убитая ситуация. А в Белеве, я вам скажу, из 11 миллионов, которые мы дали, только на 2 миллиона они смогли провести конкурс. А на 9 миллионов не нашли даже подрядчика. Никто не хочет идти.
Так, Кать, ваш крайний вопрос. Пожалуйста.
 
Маклинова: Меня зовут Катя Маклинова. Спасибо. Я хотела спросить то, что про одну вещь. В Туле существует проблема…
 
Груздев: Я предлагаю, давайте, может быть, еще раз встретимся. И, Сергей, я думаю, что нужно не час, а часа два с половиной отвести времени. Давайте числа 25 ноября договоримся и встретимся. И, может быть, где-то в другом месте, не обязательно здесь.
 
Карасев: А вы возьмите с собой Авилова сразу.
 
Груздев: Нет, может быть, мы Авилова попросим, чтобы он с Самылиным пришел?
 
*одобрительные выкрики*
 
Груздев: Я попрошу Авилова с Самылиным, чтобы они с вами встретились.
 
Кто-то: Да, потому что они не так открыты для диалога, как вы.
 
Груздев: Моя задача все-таки – постараться всех открыть.
 
Румянцева: Владимир Сергеевич, вам нравится власть в Туле?
 
Груздев: Мне что?
 
Румянцева: Нравится власть в Туле в лице МУПов, главы администрации? Вас устраивает?
 
Груздев: Вы знаете, если бы я их назначал, то я мог бы и оценивать их работу. С учетом того, что я их не назначаю, мне приходится с ними по целому ряду поводов договариваться, что вполне естественно. Я вообще считаю, что договариваться нужно всегда, нужно уметь находить компромисс, это важно. Пока есть пробуксовки практически по всем программам. Но, поверьте мне, эти пробуксовки есть не только в городе Туле, они есть во всех практически районах. Я ехал к вам… Мы сейчас проводили соцопрос и посмотрели в том числе рейтинг и антирейтинг глав районов и глав муниципальных образований. У нас молодец, конечно, глава Новомосковска Жерздев. Вот там мы когда встречались, обсуждали не текущего рода проблемы, а что нужно сделать, чтобы город развивался. А в остальных районах, где мы бываем, к сожалению, обсуждаем вопросы обычные жизненные, что человек каждый должен просто иметь и получить. К сожалению, так сложилось, вот так «повезло» мне, что называется.
 
Румянцева: Ну, хотя бы перспективные? Юлия Румянцева. Извините, не представилась
 
Груздев: Мне кажется, что любой человек, который не ленится. Даже еще раз говорю, что касается компетенций: мы же научим, у меня большой опыт, много связей, возможностей. Мы готовы научить, подсказать, если сами чего-то не знаем, готовы привезти специалиста. Но самое главное – было бы желание. Скажу экономическим термином: моя задача – повысить капитализацию Тульской области. Чтобы реально здесь выросло все, понимаете? А для этого нужно очень много чего сделать и, прежде всего, по инфраструктуре. Но без понимания властями, что мы – единая команда, этого сделать невозможно. Поэтому, конечно, при построении команды какие-то потери возможны, они уже есть – я имею в виду в рамках области. Кого-то будем усиливать, с кем-то будем прощаться, кого-то будем привлекать. Я очень надеюсь, что Глеб сейчас себя проявит, реально надеюсь.
 
Глеб: Я тоже надеюсь.
 
Груздев: Честно скажу, что сейчас при рассмотрении тех людей, которые проходят в правительство, я многим отказываю в приеме на работу. У нас будут оставаться, скажем так, «клеточки» вакантные, на которые будем подбирать из списка. У меня лежит список из 650 человек, которые принимали участие в Народном правительстве. Будем оттуда людей привлекать и назначать. Давайте сейчас Катя вопрос задаст.
 
Маклинова: В Туле существует проблема с детскими садиками. Я знаю от друзей, от знакомых то, что реально есть сложность отдать ребенка в детский садик никакими правдами-неправдами, никто не дает никаких гарантий и действительно, то есть ребенка приходится каким-то образом дома, я не знаю, в ущерб себе. То есть будет ли решаться эта проблема, потому что, как я понимаю, детских садиков не хватает на всех детей.
 
Груздев: Кать, а мы приняли целую программу, которая позволяет не только расширение действующих детских садиков за счет СанПиНов, которые изменились и по ним детские садики могут принимать чуть больше детей, чем раньше. Кроме этого мы запустили программу по дошкольному образованию на укороченном дне пятичасовом для крупных городов. Для Новомосковска это очень удобно, что мамочка может совершенно спокойно в 8 часов ребеночка сдать, пойти куда-то по своим делам, не знаю, бумаги оформить, в магазин, убрала, постирала, а в час пришла и ребенка забрала. Это мы будем делать на базе наших недозагруженных школ. К 1 июня мы планируем сократить очередь с 12 тысяч человек – это то, что у нас есть по области – до примерно 4 тысяч человек.
 
Кто-то: Это будет? Я представляю сообщество мам и ничего об этом не слышала. У нас нет мест.
 
Груздев: Зайдите на сайт правительства, посмотрите постановление, оно уже принято и начало реализовываться. Более того, сейчас изменились правила по организации домашних детских садиков. Мы даже гранты на следующий год предусмотрели на поддержку таких проектов.
 
Кто-то: И там это все есть?
 
Груздев: Да.
 
*шум, многие одновременно пытаются начать вопрос*
 
Кто-то: Скажите, пожалуйста, когда вы ездили по районам, встречались с людьми, они негодовали, все это высказывали, у вас не было гнетущего чувства безнадеги полной?
 
Катасонов: Вот у меня от этой встречи полное чувство безнадеги, реально! Такое ощущение, что не твиттеряне собрались, люди продвинутые, а такое ощущение, что пришли бабушки пожаловаться.
 
Михеева: Да, это мы!
 
Кто-то: А что мы должны обсуждать? Все живые люди.
 
Груздев: Давайте я отвечу, потом продолжите. Честно скажу: я не предполагал, что в Тульской области так много проблем, честно. Я не ожидал. Передо мной было несколько губернаторов… Ну сейчас что обсуждать, деятельность или бездеятельность, не имеет никакого смысла. Но настолько сложная области, несмотря на то, что она находится всего в 150 километрах от Москвы, я имею в виду ближние ее рубежи. Но глаза боятся, а руки делают. Если нормально сформировать в целом команду, я не говорю только про правительство. Я говорю и про правоохрану, когда мы начинаем работать вместе, в том числе по управляющим компаниям, когда начинают какие-то превентивные меры проводить. Я говорю и про местные органы власти, когда мы вместе начинаем работать. Не считаться, так сказать, кому аптека… Вот передают они нам аптеки муниципальные в соответствии с федеральным законом, по которому объекты здравоохранения должны передать. Передают и из 12 аптек аптеку на улице Ленина все-таки за собой оставили. Мне смешно, когда такие вещи происходят, они у меня вызывают, честно говоря, только умиление, потому что это, знаете, бизнесовый подход у людей, не государственный. А должен быть государственный подход – какая разница, в чьей собственности: в муниципальной или в региональной? Важно, что эта аптека завтра не будет приватизирована и будет функционировать как аптека, а не как что-то еще. А то приняли решение и раз – сразу закрыли ее на ремонт, не работает сейчас эта аптека, понимаете. А у людей это вызывает раздражение. Департамент здравоохранения уже из штанов выпрыгивает: вот они, а мы. Все врагов ищут. Да не ищите вы врагов, с людьми нужно договариваться, старайтесь их убеждать. Ну, хотят, пускай будет это их аптека. Но важный вопрос в том, чтобы мы могли завтра иметь запас лекарств, все же в жизни бывает. Посмотрите в Таиланде Бангкок раз и затопило слегка – кто бы мог ожидать? Это вопрос выстраивания функционирования целой огромной области, реально огромной области.  Для того, как работают руководители, есть один показатель – решен вопрос с численностью населения или нет. Для меня задача максимум, чтобы эти 2% убыли постепенно уменьшать, и мы все-таки как-то начали восстанавливать свою численность. И параллельно создавать нормальные комфортные условия для жизни, потому что даже Тула и та уменьшается. А безнадеги… Это же вызов какой, представляете?
 
Кто-то: Удачи вам. Серьезно.
 
Груздев: Спасибо большое.
 
Румянцева: Спасибо, что без флагов к нам!
 
Груздев: Без флагов? Вы имеете в виду, что «Молодой Гвардии» не было? А мне кажется, вон Катя, Юля молодые девчонки.
 
Румянцева: Вы по районам ездите, у вас там флаги, президиум.
 
Кто-то: Машина красивая!
 
Груздев: Машина да, нормальная. Ну все, счастливо!
 
*массовое счастливодосвиданья*



?

Log in